Статьи
+7 965 357 95 50
info@riamoda.ru
Выставка-презетация Sport Casual Moscow сезона осень-зима 2021/22 пройдет 25-27 января 2021 года Рейтинг@Mail.ru

Зарисовки Евгении Хартлебен-Куракиной к фотовыставке «Ленинградские моды 60-70х»

2011-05-14 12:31:58

Выставка «Ленинградские моды 1960-70х» была представлена в рамках Московского международного фестиваля «Мода и стиль в фотографии 2011», а  25 мая экспозиция откроется на площадке Международной неделе моды St.Petersburg AURORA FASHION WEEK, позднее ее увидят в замке Meyenburg (Германия), Берлине, Висбадене и Париже. Выставка собрана из уникальных фотографии из частных архивов ленинградских моделей тех времен Евгении Куракиной, Нины Большаковой, Лии Китц, Наташи Симуни и модельера тех лет, Людмилы Обручевой из Санкт-Петербурга и Берлина.

В последние годы Евгения Хартлебен-Куракина задумывается о написании «Альбома воспоминаний о 1960-70-х годах». Небольшое эссе на эту тему было любезно предоставлено автором для эксклюзивной публикации на страницах ИА «РИА МОДА».

***

…Благодарю организаторов фотовыставки: Московский дом фотографии, галерею искусств Зураба Церетели, кураторов Екатерину Кондранину (Москва) и Александру Карпову (Санкт-Петербург) за предоставленную возможность продемонстрировать в столице ленинградский манекенный вояж в 60-70гг. прошлого столетия.

Идея создания данной фотовыставки, путешествия в модный мир города на Неве, родилась на берегах реки Шпрее в городе Берлине. У меня появилось желание отдать дань стране, отдать дань моему родному и прекрасному городу на Неве, отдать дань моим незабываемым коллегам по подиуму, многим из тех, кто уже покинул нас.


Евгения Хартлебен-Куракина и Александра Карпова (куратор),

фотограф Елена Сильницкая, Галерея З. Церетели, Москва, 2011

Итак, мои мысли вслух. Насколько мне известно, в Ленинграде в 60-70 гг. существовали три основные модные точки: Дом моделей, Дом мод и Пассаж. Было еще и ателье «Cмерть мужьям». Позднее появился Трикотажный дом мод.

Дом моделей был самым презентативным в Ленинграде, он определял направление моды на сезон. Кроме того, в нём находился экспериментальный цех, художники которого задавали тон всему городу на Неве. Элитный художественный мир Дома моделей, монополизировавший сферу моды, глядел свысока на своих коллег из других модных домов, парализуя время. В нем процветали такие модельеры, как детский художник Татьяна Прохорова, Галина Свеличная, работавшая в эспериментальном цехе и обшивавшая исключительно выездной состав манекенщиц, Ольга Демидова, Надежда Гринько, Нонна Меликова, Светлана Челышева, Александра Соколова и многие другие.

Дом мод, открытие которого состоялось в 1968 году, славился больше индивидуальным пошивом. Он обслуживал в основном ленинградцев, мечтающих приобрести одежду по индивидуальным заказам. Творческими служителями городской музы моды были: Людмила Обручева, Нина Калашникова, Емилия Думбадзе, Екатерина Пескова, Тамара Денисенко, Николай Сергеев, Олег Гольдман и многие другие.

Структура домов мод была практически одинаковой: профессиональные модельеры, искусствоведы, зарисовщики, конструкторы, закройщики, швеи, вышивальщицы. Создаваемые модельерами новые коллекции, выставлялись на суд художественного совета. Худсовет включал в себя всех представителей «основных» предприятий текстильной промышленности, а также представителей «важнейших» фабрик, торговых точек и ателье города. Цель комиссии, проводившейся худсоветом, состояла в выборе моделей для индивидуального и массового пошива. Не будем забывать о том, что в то время существовала государственная плановая система производства. Модельеры с трудом старались «протащить» каждый новый силуэт на заседаниях художественных советов домов мод. Причин было много, вот некоторые из них - низкий технологический уровень промышленности, перебои в снабжении материалами и, не последнее, - стремление пошивочных фабрик перевыполнить план. Хочется отметить, что, не смотря на нехватку тканей, качество их было великолепным, они были натуральными и только в начале 70-х годов появился первый кримплен.

Принятые художественными советами модели представлялись на полугодовых Всесоюзных методических советах модельеров, по их результатам составлялись приказы для всех швейных предприятий о новой тенденции в моде. Модельеры подчас выбирали для своих новых идей так называемые «продажные» модели, заведомо зная, что только конкретная манекенщица, пронося платье по дорожке подиума, сможет продать модель даже «партийному» представителю художественного совета. Дома мод имели демонстрационные залы, в них ежедневно по два раза в день проводились показы моделей сезона и новых коллекций. Показы мод были платными, и подчас можно было увидеть очереди собравшихся посетителей, ждавших открытия кассы для приобретения билетов на показ.

Манекенщицы, как это не парадоксально звучит сегодня, работали полный рабочий день. Он начинался в 9 часов утра и продолжался зачастую до 7 часов вечера. В наши функции входило - успеть добраться к 9 часам утра до работы, сидя, поспать между порой часовыми примерками, нанести самим себе макияж, приготовиться к показу моделей, просмотреть коллекцию и сделать прическу. Существовала и привилегия в виде парикмахера. Парикмахеры были в основном творческими, креативными личностями. Одна их них – Галина Нагибина, проработавшая в Доме Мод долгие годы и завоевавшая в те годы первое место в Ленинграде за прическу – «халу». Эту фотографию можно увидеть на выставке, сделанную нашим «придворным» модным фотографом Петром Сегалем. Петр Сегаль на протяжении многих лет был нашим фотографическим спутником, касалось ли это Дома моделей, Дома мод или других модных домов и ателье города.


Модель Евгения Куракина, фотограф Петр Сегаль,

фотосессия для конкурса причесок, автор

прически Галина Нагибина, Ленинград, 1966

В свое время наш администратор демонстрационного зала, проработавшая с нами много лет, сказала, что «прожорливей, чем манекенщицы она никогда и никого не встречала». Это была истина. Куда бы мы ни приехали на показ моделей одежды, какое количество времени не было бы нами потрачено на дорогу - пять минут или два часа, первый вопрос, заданный нами, был: «Где у вас тут буфет или где нам можно сразу перекусить?» Посему нынешние проблемы с похуданием нам не понятны. Мы тратили столько энергии во время показов, что никогда не испытывали нужды похудеть. В нашем словаре не было слов – «диета», «похудеть».

Модель Светлана Засухина, фотограф Петр Сегаль,

фотосессия для журнала, Ленинград, 1965

Зарплата наша составляла около 90 рублей в месяц. Демонстраторы моделей одежды, как мы тогда назывались, отличались по разрядам - от первого до пятого. Пятый разряд считался высшим. Набор манекенщиц происходил по-разному, одни проходили мимо дома моделей как Геральд Васильев, других приводили друзья и знакомые, некоторых порой приводили с «улицы», как это произошло со мной. Мне было 17 лет, и я не прошла по конкурсу в институт. Заплаканная, шагала я по Невскому проспекту в сторону дома. Меня остановила Алефтина (детский художник Дома Моделей), утешила и предложила работать манекенщицей, сказав, что они ищут именно такой образ. Придя домой и, поделившись с мамой моим намерением трудиться на ниве моды, я поняла, что такая сфера деятельности мамой не одобряется. Признаюсь, о существовании Дома моделей и, тем паче, о профессии манекенщицы я ничего до этого толком не знала. И мысль о том, что манекенщица – это не только красота, но и тяжелый физический труд, не могло 17-летней девочке придти в голову. Ведь мы порой выстаивали часами на примерках, так как модели шились на каждого индивидуально. Некоторые из нас на примерках падали в обморок.

В Доме моделей, например, каждый вторник и четверг проходил официальный набор, искусствовед Галина Лаврова занималась отбором девочек, а также вела показы мод. Дома мод обслуживала одна очень приятная дама - Зина, снабжавшая нас тушью для ресниц стоимостью в 5 рублей. Это было дорого, но иного выхода у нас не было и мы покупали эту тушь, кстати, сделанная на мыле, она была великолепной, но правда, порой щипала глаза.

Процветала фарцовка, матросы привозили товары из-за границы и приносили на продажу в дома мод. Вещи были чудесные и дорогие, у нас не было столько денег, мы скидывались и покупали, например, плащ на двоих или троих. Выход всегда был. Существовали очереди на приобретенные вещи. Мы были бедные, но счастливые. Даже иногда колготки приобретались нами на двоих, не говоря уже об обуви. И не переставали удивляться, как пахнет «загнивающий капитализм».

Модели, сшитые на нас, мы не имели возможности приобрести. Существовали склады с модными коллекциями и продавались они только высшим чинам, «крутым» дочкам, полезным знакомым. Это также как в Мариинском театре, в первых рядах сидели только торговые работники. Слово «блат» было в те годы очень модным. Было всё, но всё под прилавком. Но нам тоже везло, ибо мы относились к богеме и нам были доступны все выставки, джазовые фестивали, литературные «тусовки», мир закрытых просмотров фильмов и прочие интеллектуальные «игрушки». С одной стороны мы были не приняты социалистическим обществом, слоем «трудового народа», а с другой стороны на нас, как на артистов балета и стюардесс, смотрели с интересом. Мы были красивые, то есть особые.

Модели Татьяна Васильева, Арнольд Березовский,

фотограф Петр Сегаль, фотосессия для журнала,

Ленинград, 1973

Среди своих были и чужие, коллега-подруга могла, например, на собрании, утверждающем кандидатуры манекенщиц на поездку в Данию, встать и заявить: «Её посылать за границу нельзя. Она не замужем, живет одна и не комсомолка». Эта поездка в Данию не состоялась по экономической причине, но такие факты имели место. Такое случалось часто. Бытовала подпольная конкуренция. Первый состав – это лучшие кадры, «выездные», затребованные, второй состав – проработка, для фабрик, «невыездные». Могу добавить только, что даже в первом, «выездном» составе были свои «невыездные». Не заслужили. Почему – не оповещалось.

Не указывая, кто, в каком модном доме в те годы трудился, назову некоторых ярких, личностных, выездных манекенщиц: Тамара Петрова, Наташа Трофимова, Галина Кривцова, Евгения Коврова, Геральд Васильев, Вера Юрасова, Тамара Кульманова, Нина Большакова, Александра Морозова, Наташа Симуни, Алла Матвеева, Татьяна Васильева, Арнольд Березовский, Ада Чеботарева, Светлана Засухина и многие другие.

Манекенщицы Дома Моделей, любительское фото,

Демонстрационный зал, Ленинград, 1963

В то время мы объездили все республики Советского Союза. Часто выезжали в столицу в Общесоюзный дом моделей на Кузнецком мосту, где начал свой путь Вячеслав Зайцев, а также проводились спецпоказы для Екатерины Фурцевой. Наша жизнь протекала на чемоданах.

В начале 70-х открылось «ближнее зарубежье», поездки в ГДР, Польшу, Болгарию. Нас инструктировали, что можно и чего нельзя делать за границей, как себя вести, запрещалось общение с иностранцами. Обычно делегация состояла из нескольких манекенщиц и двойного сопровождения начальства. Такое было время. Но большинство из нас не обращало внимания на пристальнее взоры «органов», а просто наслаждалось своей работой и командировками. И не смотря на все это, к нам было уважительное отношение. Мы были личностями. Каждый по-своему.

Модель Нина Большакова, фотограф Петр Сегаль,

показ во Дворце Культуры им. Дзержинского, Ленинград, 1964

Наше время было тёмное, и жизнь многих была под сплошным секретом знаком молчания. Ведь многие даже не знали своего происхождения. Так произошло и со мной - меня в молодости, как я думала в шутку, называли «графиней». И не могла я в те далекие годы предположить, что в «этой шутке» была своя доля правды. Уже в этом веке, найдя наконец-то время заняться поиском истоков своего рода, мне удалось с помощью Дворянского общества Санкт-Петербурга отыскать источник моих корней. Долгим был путь поиска документов, но результат был на лицо. Я получила подтверждение тому, что мой род относится по псковской линии к дворянскому роду Куракиных. К роду Куракиных, служивших при дворе и при Александре II, и при Александре III, но после революции 1917 года обедневших и разорившихся. И мы зачастую и не предполагали, что кастовость играла в нашей жизни решающую роль. Но это другая тема, хотя и очень актуальная, болезненная и живая одновременно.

Фотографии из личного архива Евгении Хартлебен-Куракиной.

Интервью Евгения Хартлебен-Куракина: Желаю дизайнерам приобрести свой стиль…

Евгения Хартлебен-Куракина о небывалом интересе к советской моде в России и в Европе

«« Предыдущая Все статьи 1 «« 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 Следующая »»
55-я федеральная оптовая ярмарка товаров и оборудования текстильной и легкой промышленности «Текстильлегпром» пройдет в Москве с 16-19 февраля 2021 года
© RIA Moda 2010-2020 Подписаться на RSS        О проекте / Контакты / Карта сайта / О сайте